О проекте
Страховые продукты
Страховые термины
Форум
Обратная связь
Каталог автомобилей
Правила страхования
Калькуляторы
РСА
Мошенничество
 

Основные положения при cтраховании ответственности за нанесение вреда экологии



   Страхование ответственности за причинение вреда относится к числу наиболее сложных в теоретическом отношении видов страхования, по поводу которых сложилось множество ошибочных представлений. По степени сложности понимания это страхование не уступает страхованию жизни.
   Под данным страхованием понимается страхование риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц.
   В соответствии с гражданским законодательством лицо, причинившее вред другому лицу, обязано его возместить в полном объеме. С другой стороны, лицо, право которого нарушено (т.е. потерпевший), может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. В данном случае обязательство по возмещению вреда потерпевшему вытекает не из договора, а из самого факта причинения одним лицом вреда другому лицу, где эти лица не связаны договорным отношением. Такого рода обязательства именуют деликтными или охранительными обязательствами.
   Общие условия ответственности за причинение вреда устанавливаются гражданским законодательством. Ими являются:

      а) вред;
      б) противоправность поведения причинителя вреда;
      в) причинная связь между противоправным поведением и вредом;
      г) вина причинителя вреда. Впрочем, ГК допускает возможность возмещения вреда и при отсутствии вины причинителя вреда и даже возмещение вреда, причиненного правомерными действиями. Эти случаи могут иметь место, если они предусмотрены законом.

   Вред, причиненный юридическому лицу, всегда будет носить имущественный характер. Вред, причиненный физическому лицу, может затрагивать как имущественную, так и личную сферу потерпевшего. Например, в результате дорожно-транспортного происшествия вред может быть причинен не только автомашине потерпевшего, но и его здоровью. Однако, даже если вред причинен личности потерпевшего, данное страхование относится к разновидности не личного, а имущественного страхования, поскольку предметом страхования здесь выступает не жизнь и здоровье потерпевшего, а та имущественная ответственность, которую будет нести причинитель вреда перед потерпевшим. Эта ответственность выразится в той денежной сумме, которую страхователь, выступающий в роли причинителя вреда, выплатит или должен будет выплатить потерпевшему в порядке привлечения к ответственности за причинение ему вреда.
   Страхование ответственности за причиненный вред может быть как обязательным, так и добровольным. Видом обязательного страхования выступает обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств.
   В роли страхователя при страховании риска ответственности за причинение вреда в принципе может выступить любое физическое и юридическое лицо по любому виду своей деятельности. Но совершенно очевидно, что данный вид страхования представляет интерес для тех лиц, деятельность которых чревата причинением вреда каким-то третьим лицам, что грозит обернуться крупными убытками для причинителя вреда.
   По договору страхования риска ответственности за причинение вреда может быть застрахован риск ответственности не только самого страхователя, но и иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена. Лицо, риск ответственности которого за причинение вреда застрахован, но которое в то же время не является страхователем, в данной страховой конструкции будет выступать в роли застрахованного лица. В обязательстве вследствие причинения вреда данное лицо будет выступать в качестве лица, ответственного за причинение вреда.
   В роли выгодоприобретателя выступает получатель страхового возмещения. Им в зависимости от принятой в данной стране модели страхования ответственности может быть либо сам страхователь, либо потерпевший.
   В связи с этим отметим, что существуют две модели реализации страховой защиты при страховании ответственности за причинение вреда.
   Согласно первой модели, которая встречается в некоторых странах, обязательство по возмещению вреда и страховое обязательство разделяются и каждое исполняется самостоятельно в определенной последовательности. Первоначально осуществляется рассмотрение требований потерпевшего к причинителю вреда и производство им за свой счет выплат по возмещению причиненного вреда. И лишь затем причинитель вреда, действуя уже в качестве страхователя, являющегося выгодоприобретателем, предъявляет свои требования к страховщику о возмещении того убытка, который возник у него вследствие выплат, произведенных в порядке возмещения вреда потерпевшему. По этой схеме расчеты с потерпевшим причинитель вреда осуществляет самостоятельно в рамках отношения, возникающего в связи с причинением вреда, и без всякой связи с имеющимся у него договором страхования. Страховое возмещение выплачивается страхователю в рамках страхового правоотношения как реакция на возникновение у него реального ущерба, вызванного привлечением к ответственности за причинение вреда. Как мы видим, выгодоприобретателем здесь выступает сам страхователь, а страховая выплата выполняет функцию возмещения ущерба, причиненного этому страхователю страховым случаем, т.е. той выплатой, которая произведена им в результате привлечения его к ответственности за причинение вреда потерпевшему.
   Согласно второй модели обязательство по возмещению вреда и страховое обязательство исполняются по существу одновременно: при привлечении причинителя вреда к ответственности вступает в силу механизм исполнения страховщиком своей обязанности по выплате страхового возмещения, которое выплачивается непосредственно потерпевшему, выступающему в качестве выгодоприобретателя.
   По поводу различных моделей страхования ответственности за причинение вреда М.И. Брагинский пишет: "...в принципе возможны две конструкции договора страхования ответственности за причиненный вред: простая, при которой в договоре участвуют только страховщик и страхователь, и сложная - по модели договора в пользу третьего лица".    Российское страховое законодательство придерживается второй модели.
   В соответствии с Гражданским кодексом договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред. Причем данное правило является настолько неукоснительным, что действует даже в тех случаях, когда договор заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственного за причинение вреда, либо в договоре вообще не сказано, в чью пользу он заключен. Следовательно, при данном страховании в роли выгодоприобретателя всегда выступает потерпевший. И это правило является императивным.
   Все это означает, что договор страхования ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, относится к разновидности договоров в пользу третьего лица, в качестве которого выступает потерпевший. Но поскольку лицо, которое окажется потерпевшим, заранее предугадать невозможно, то при данном страховании возникает особая юридическая конструкция - заключение договора в пользу не указанного в этом договоре третьего лица.
   Таким образом, лицо, являющееся в обязательстве вследствие причинения вреда потерпевшим, выступает в договоре страхования в качестве выгодоприобретателя, имеющего право на предъявление непосредственно страховщику требования о выплате страхового возмещения.
   П. 4 ст. 931 ГК. Согласно данному пункту выгодоприобретатель вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы. Причем имеет он на это право не во всех случаях, а лишь когда:

      а) ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно;
      б) возможность такого требования предусмотрена законом;
      в) это предусмотрено договором страхования такой ответственности.

   В связи с этим возникают как минимум два вопроса. Первый - как соотносятся п. п. 3 и 4 настоящей статьи. Согласно п. 3 ст. 931 ГК потерпевший во всех случаях имеет право требования к страховщику, поскольку в договоре страхования ответственности за причинение вреда он при всех обстоятельствах выступает в качестве выгодоприобретателя. Однако согласно п. 4 этой же статьи право требования потерпевшего к страховщику ограничено определенными случаями.
   Второй вопрос - в чем смысл права требования возмещения вреда, о котором говорит п. 4, в соотношении с правом требования выплаты страхового возмещения, на которое может претендовать выгодоприобретатель в соответствии с п. 3 этой же статьи. Что же имеет право требовать потерпевший от страховщика: возмещения причиненного ему вреда, выступая при этом субъектом деликтного обязательства, или страховой выплаты, выступая при этом выгодоприобретателем в страховом обязательстве?
   Совершенно очевидно, что страховая выплата и выплата в порядке возмещения вреда - это разные денежные выплаты, имеющие как разные основания, так и разных плательщиков. Основанием для страховой выплаты выступает договор страхования, плательщиком является страховщик, а получателем - выгодоприобретатель. Основанием выплаты в порядке возмещения вреда выступает обязательство, возникшее вследствие причинения вреда (деликтное обязательство), плательщиком выступает лицо, ответственное за причинение вреда, получателем - потерпевший.
   Надо сказать, что специалисты в области страхового дела, пытаясь разобраться в данной ситуации, попали в довольно затруднительное положение.
   Так, В.А. Рахмилович полагает, что в данном случае выгодоприобретатель (он же потерпевший) имеет право требовать от страховщика выплаты страхового возмещения лишь в случаях, предусмотренных п. 4 ст. 931 ГК, о котором было сказано выше. В остальных случаях правом требования выплаты страхового возмещения обладает только страхователь, который в дальнейшем, по-видимому, должен передать полученное выгодоприобретателю. В то же время он отмечает, что трудно сказать, чем обусловлены такое ограничение прав выгодоприобретателя и сложность передачи страхового возмещения лицу, которому оно все равно должно быть передано полностью и безусловно в силу императивной нормы закона. "Если никто, кроме потерпевшего, выгодоприобретателем быть не может, - пишет В.А. Рахмилович, - то вряд ли есть основания отступать от общего правила о договорах в пользу третьего лица, дающего право этому третьему лицу самому требовать от должника исполнения обязательства".
   В отличие от приведенной точки зрения Ю.Б. Фогельсон пытается найти объяснение в категории "возмещение вреда". Он полагает, что содержащаяся в данном пункте норма позволяет выгодоприобретателю обратиться к страховщику не только за выплатой страхового возмещения, но и непосредственно за возмещением вреда, т.е. норма п. 4 не ограничивает, а расширяет права потерпевшего - выгодоприобретателя, позволяя ему в некоторых случаях требовать от страховщика то, что по общим правилам гражданского оборота он должен требовать от другого лица.
   С последней точкой зрения вряд ли можно согласиться. Как правильно отмечает сам же Ю.Б. Фогельсон, обязательство по выплате страхового возмещения и обязательство по возмещению вреда - два совершенно разных обязательства. Они различны и по основаниям возникновения, и по составу участников, и по правилам осуществления, и по правовым последствиям.
   В итоге следует признать, что ГК одновременно устанавливает два довольно противоречивых решения. В соответствии с п. 3 ст. 931 ГК потерпевший, являясь выгодоприобретателем в страховом обязательстве, имеет право на получение от страховщика страховой выплаты (причем при всех обстоятельствах), а согласно п. 4 этой же статьи потерпевший имеет право требовать от страховщика возмещения вреда (причем лишь в некоторых случаях).
   Отсюда вытекает и теоретическая оценка данного вида страхования. "Суть страхования ответственности, - указывает Н.М. Фомичева, - состоит в том, что страховщик принимает на себя обязательство возместить ущерб, причиненный страхователем третьему лицу или группе лиц". Примерно в этом же духе высказывается и Л.Н. Литвинова, которая пишет следующее: "Объектом страхования является гражданская ответственность страхователя, носящая имущественный характер. Иными словами, лицо, причинившее ущерб, обязано полностью возместить убытки потерпевшему, то есть третьему лицу. При страховании гражданской ответственности данная обязанность перекладывается на страховщика, а страхователь может лишь преследоваться по закону за свои противоправные действия по отношению к третьему лицу".
   Как законодательное решение этого вопроса, так и подобная теоретическая оценка сущности страхования ответственности за причинение вреда представляются ошибочными.
   В связи с этим зададим вопрос: выступает ли в данной ситуации страховщик лицом, возмещающим потерпевшему причиненный ущерб?
   Возложение на страховщика обязанности по возмещению вреда потерпевшему возможно лишь в одном случае: если страховщик заменяет собой причинителя вреда, т.е. в обязательстве вследствие причинения вреда происходит замена должника: вместо причинителя вреда им выступает другое лицо - страховая организация. Теоретически такая конструкция возможна. Скажем, в силу банковской гарантии страховая организация, выступая в роли гаранта, выплачивает кредитору принципала (бенефициару) определенную денежную сумму по требованию этого принципала (ст. 368 ГК). Однако при такой конструкции нет договора страхования (соответственно, не возникает и страхового обязательства), а страховая организация не выступает в качестве страховщика, т.е. стороны по договору страхования.
   Здесь же мы имеем договор страхования, согласно которому страховая организация выступает в роли страховщика, а не в качестве лица, гарантирующего возмещение причиненного вреда, заменяя собой его причинителя. Страховщика и потерпевшего связывает то, что последний применительно к договору страхования ответственности выступает выгодоприобретателем. Страховщик не возмещает вред, причиненный потерпевшему. Он не может это сделать хотя бы в силу того, что не является стороной в обязательстве из причинения вреда. Страховщик и потерпевший - это субъекты разных правовых отношений: страховщик - субъект страхового отношения, потерпевший - субъект отношения из причинения вреда. Следовательно, конструкция, согласно которой потерпевший имеет право обратиться к страховщику непосредственно за возмещением вреда, а страховая организация производит возмещение вреда, заменяя собой его причинителя как должника в деликтном обязательстве, не имеет под собой никаких оснований и юридически несостоятельна. Проще говоря, законодатель, установив п. 4 ст. 931 ГК право потерпевшего на обращение непосредственно к страховщику за возмещением вреда, допустил ошибку. Заметим, что эта ошибка имеет в своем основании, о чем было сказано выше, ошибочную трактовку договора имущественного страхования, согласно которой страховщик возмещает убыток.
   Следует иметь в виду, что при страховании ответственности за причинение вреда всегда имеют место как минимум два обязательства. Первое - обязательство вследствие причинения вреда, субъектами которого выступают причинитель вреда (делинквент) и потерпевший. Это обязательство порождает ответственность причинителя вреда перед потерпевшим в виде обязанности возмещения убытков, которые возникли у потерпевшего вследствие факта причинения вреда. Второе - страховое обязательство, субъектами которого выступают страховщик и страхователь. Эти два обязательства соприкасаются в том смысле, что страхователь и причинитель вреда являются одним лицом, потерпевший выступает в договоре страхования, как правило, выгодоприобретателем, предметом страхования выступает ответственность, которую несет причинитель вреда (он же страхователь) перед потерпевшим (он же выгодоприобретатель) по обязательству вследствие причинения вреда.
   При наличии одновременно двух обязательств (обязательства из причинения вреда и страхового обязательства) лицо, которому причинен вред, может предъявить требование о возмещении вреда либо непосредственно к лицу, ответственному за причинение вреда, выступая при этом в качестве потерпевшего, либо к страховщику о страховой выплате, выступая при этом в качестве выгодоприобретателя.
   Кстати, наличие у потерпевшего права требования к причинителю вреда (несмотря на страхование ответственности последнего за причинение этого вреда) делает несостоятельным упомянутый выше тезис, согласно которому при данном страховании происходит "переложение обязанности по возмещению вреда" со страхователя на страховщика. В равной мере несостоятельной является и позиция самих причинителей вреда (что особенно часто наблюдается при страховании ответственности владельцев транспортных средств), когда они отказываются рассматривать претензии потерпевших, отсылая их к своему страховщику.
   Никакое страхование не аннулирует самого обязательства из причинения вреда и не освобождает причинителя вреда от установленной гражданской ответственности, а равно не аннулирует право потерпевшего требовать возмещения вреда непосредственно от его причинителя. К кому предъявить требование - причинителю вреда или страхователю - это его право.
   В то же время следует иметь в виду, что потерпевший, выступая в качестве выгодоприобретателя, имеет право предъявить к страховщику требование о страховой выплате, но не о возмещении вреда. Возмещение вреда (как результат исполнения обязательства из причинения вреда) и страховая выплата (как результат исполнения страхового обязательства) - это достаточно разные вещи. Разными являются и те виды гражданско-правовых обязательств, которые лежат в основе данных выплат. В основе страховой выплаты лежит договор страхования, а не обязательство из причинения вреда. И напротив, в основе возмещения вреда лежит обязательство вследствие причинения вреда (деликтное обязательство), а не договор страхования (страховое обязательство).
   Наконец, уж вовсе ошибочной является точка зрения, согласно которой при выплате страхового возмещения страховщик несет ответственность вместо страхователя в порядке регресса. Регресс означает право обратного требования, которое лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом, имеет к этому лицу. Для того чтобы потерпевший имел право регрессного требования к страховщику, этот потерпевший должен выступать в качестве лица, возместившего вред, причиненный другому. Здесь же он сам ждет, кто бы ему возместил причиненный ему вред.
   Пункт 4 ст. 931 ГК породил еще одну проблему, разрешить которую практически невозможно. Суть этой проблемы заключается в следующем.
   Согласно п. 3 ст. 931 ГК потерпевший признается лицом, в пользу которого заключен договор страхования. Это означает, что потерпевший, являясь выгодоприобретателем, во всех случаях имеет право требовать от страховщика страховую выплату. Однако п. 4 этой же статьи оговаривает право требования выгодоприобретателя к страховщику лишь определенными случаями. Иначе говоря, имеет место ограничение прав выгодоприобретателя на предъявление требования к страховщику. Все это не согласуется со всеми представлениями о правах выгодоприобретателя как третьего лица, в пользу которого заключен договор страхования. Действительно, как лицо может считаться выгодоприобретателем, если оно не имеет право на получение страховой выплаты?
   Правда, по этому поводу можно сказать, что этому лицу следует обратиться с требованием к страхователю, а тот, получив страховое возмещение от страховщика, передаст его потерпевшему. Но это уже совершенно другая модель страхования ответственности за причинение вреда, где в роли выгодоприобретателя будет выступать не потерпевший, как это предусматривает п. 3 ст. 931 ГК, а сам страхователь. Обращение потерпевшего к причинителю вреда есть реализация требования о возмещении вреда, а не истребование выгодоприобретателем от страхователя полученного им от страховщика страхового возмещения. Кроме того, получение страхового возмещения самим страхователем приводит к тому, что в данной страховой конструкции возникают два выгодоприобретателя (сам страхователь и потерпевший).
   Словом, правило, установленное п. 4 ст. 931 ГК, не только усложнило всю правовую конструкцию, но и ошибочно по существу. Поэтому трудно упрекать в ошибках тех специалистов, которые пытаются каким-то образом объяснить этот пункт и увязать его с другими нормами страхового права. Упрекать надо законодателя в допущенной небрежности при формировании правовой нормы. В результате ГК РФ вступил в противоречие с самим собой, запутав одновременно как своих пользователей, так и толкователей.
   Ошибочность трактовки сущности страхования ответственности за причинение вреда, согласно которой потерпевший имеет право требовать от страховщика возмещения вреда, повлекло трудности в понимании таких категорий этого страхования, как "предмет", "объект страхования", а также "страховой случай".
   В связи с этим попытаемся ответить на вопрос, что же является предметом и объектом страхования при страховании гражданской ответственности за причинение вреда.
   Начнем с предмета страхования.
   Применительно к этому виду страхования ГК устанавливает, что в данном случае страхуется риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц.
   Поэтому предметом страхования при данном виде страхования выступает ответственность причинителя вреда (самого страхователя или застрахованного лица) перед потерпевшим.
   Совершенно ошибочным является мнение И.П. Денисовой, которая считает, что "предметом страхования ответственности, согласно отдельным правилам, является страховой случай, который совершается как случайное событие (страховой риск) в результате неумышленных виновных действий страхователя или застрахованного лица".
   Такие категории, как "предмет страхования", "страховой случай" и "страховой риск" (при всей неоднозначности последнего термина), выражают собой самостоятельные элементы страхования: предмет страхования при всех обстоятельствах не может быть страховым случаем.
   Многие авторы полагают, что при данном виде страхования его объектом (и соответственно объектом страховой защиты) выступает имущественный интерес самого потерпевшего. Этот интерес заключается в возмещении того вреда, который был ему причинен страхователем. Например, Б.Ю. Сербиновский считает, что при страховании гражданской ответственности покрывается не собственный ущерб страхователя (застрахованного лица), а ущерб, который застрахованное лицо причиняет другим (третьим) лицам. "Поэтому объектом страхования гражданской ответственности, - полагает автор, - является предусмотренная законом или договором мера государственного принуждения, применяемая для восстановления нарушенных прав потерпевшего (третьих лиц), удовлетворения его за счет нарушителя. Гражданская ответственность носит имущественный характер: лицо, причинившее ущерб, обязано полностью возместить убытки потерпевшему, т.е. третьему лицу. Через заключение договора страхования гражданской ответственности данная обязанность перекладывается на страховщика". Применительно к страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств И.Э. Шинкаренко пишет, что "объектом страхования в данном случае является вред жизни, здоровью и имуществу третьих лиц, который может быть причинен при эксплуатации средств транспорта".
   Отсюда и определение назначения самого страхования ответственности. Как пишет А.А. Гвозденко, "основной задачей страхования ответственности является защита имущественных интересов физических и юридических лиц от возможных причинителей вреда".
   К таким выводам данных авторов приводит то обстоятельство, что потерпевший при всех обстоятельствах является выгодоприобретателем и имеет право на получение страховой выплаты. Более того, в соответствии с Гражданским кодексом, о чем сказано выше, он при определенных обстоятельствах имеет право требовать от страховщика не просто страховой выплаты, но даже возмещения вреда.
   В связи с этим выясним, что собой представляет имущественный интерес потерпевшего, может ли он выступать объектом при данном виде страхования и в чем вообще заключается назначение страхования ответственности.
   Совершенно очевидно, что интерес потерпевшего заключается в возмещении того вреда, который ему причинен в результате самого факта причинения вреда. Для того чтобы имущественный интерес потерпевшего выступил в качестве объекта страхования, этот потерпевший при страховании должен выступить в качестве застрахованного лица. В принципе такое страхование вполне возможно. Но это будет страхование вреда, причиненного потерпевшему. При этом в части вреда, причиненного имуществу потерпевшего, данное страхование будет разновидностью имущественного страхования, а при страховании вреда, причиненного жизни и здоровью потерпевшего, - разновидностью личного страхования. Страховым случаем при таком страховании выступит сам факт причинения вреда потерпевшему.
   Трактовка страхования ответственности как способа возмещения вреда потерпевшему, где объектом страхования выступает имущественный интерес этого потерпевшего, приводит и к ошибочному определению отраслевой принадлежности данного вида страхования. Например, в литературе утверждается, что "страхование ответственности сочетает в себе черты как имущественного страхования, если вред причинен имуществу, так и личного страхования, если вред нанесен жизни и здоровью граждан". На основе этого вносится предложение: "Страхование ответственности целесообразно рассматривать отдельно от имущественного страхования и считать данный вид страховой деятельности самостоятельной отраслью страхования".
   Однако в данном случае мы имеем не страхование вреда, причиненного потерпевшему, а страхование ответственности за причинение вреда. Эта совершенно другая разновидность страхования. При этом страхование ответственности за причинение вреда не выступает неким смешанным личностно-имущественным страхованием, а представляет собой чистый вид имущественного страхования. Страховая выплата при данном страховании всегда будет являться страховым возмещением, даже если эта выплата и является реакцией на возникновение ответственности вследствие причинения страхователем (застрахованным лицом) вреда жизни или здоровью потерпевшего.
   При страховании ответственности объектом страхования выступает интерес причинителя вреда. Этот причинитель может выступать в роли страхователя (в случае если он сам страхует свою ответственность) или в качестве застрахованного лица (в случае если риск его ответственности застрахован неким иным лицом).
   Данный интерес заключается в возможности погашения убытков, которые могут возникнуть у страхователя (застрахованного лица) в результате производства выплат третьему лицу - потерпевшему в порядке несения перед ним ответственности за причинение вреда. Как отмечает М.И. Брагинский, при страховании ответственности объектом служит "несомненно именно имущественный интерес к тому, чтобы не платить соответствующую сумму потерпевшему".
   В соответствии с этим назначение данного страхования заключается в возмещении тех убытков, которые могут возникнуть у причинителя вреда, выступающего в роли страхователя или застрахованного лица, в результате привлечения его к гражданской ответственности вследствие причинения вреда иному лицу (потерпевшему). По этому поводу Н.М. Фомичева правильно пишет следующее: "Страхование ответственности преследует цель предохранить страхователя от возможного убытка. Риск гражданской ответственности для страхователя как физического лица состоит в том, что после предъявления претензий под угрозой может оказаться все благосостояние данного физического лица, а не одна его конкретная вещь. Для страхователя как юридического лица страхование ответственности можно обозначить как страхование от возрастания пассивов".
   Назначение данного вида страхования как способа возмещения убытка, причиненного именно страхователю, хорошо видно при той модели страхования, при которой причинитель вреда сначала возмещает причиненный вред (исполняет свое обязательство перед потерпевшим), а затем получает страховую выплату от страховщика. Здесь имуществу страхователя сначала причиняется убыток в виде выплат в порядке возмещения вреда, который он затем компенсирует за счет полученной от страховщика страховой выплаты.
   Это назначение страхования ответственности не меняется и в том случае, когда потерпевший, выступая в роли выгодоприобретателя, имеет право на непосредственное обращение к страховщику за страховой выплатой (как это предусмотрено российским страховым законодательством). В этом случае защита имущественного интереса страхователя выражается в том, что выплатой страхового возмещения потерпевшему - выгодоприобретателю снимаются его требования к самому страхователю. Тем самым материальное положение страхователя защищается от риска возможного ухудшения в результате привлечения к ответственности за причинение вреда.
   Поэтому по большому счету при данном страховании страхуется даже не риск привлечения к ответственности, а риск возникновения у страхователя убытков в результате привлечения к этой ответственности. Страховщик возмещает не те убытки, которые возникли у потерпевшего в результате причинения ему вреда, а те убытки, которые возникли или должны возникнуть у страхователя в результате привлечения его к ответственности за причинение вреда кому-либо.
   При этом размер страхового возмещения определяется не размером причиненного вреда потерпевшему, как это кажется на первый взгляд, а размером той выплаты, которую страхователь должен произвести потерпевшему в порядке несения перед ним гражданской ответственности.
   Учитывая возможные варианты осуществления расчетов по возмещению вреда, причиненного потерпевшему, производимого либо самим причинителем вреда, либо путем выплаты этому потерпевшему как выгодоприобретателю страхового возмещения, производимого страховщиком, убытки страхователя могут быть двоякого рода:

      1) реальные убытки;
      2) ожидаемые убытки.

   Реальные убытки возникнут у страхователя в том случае, если потерпевший взыщет с него (как с причинителя вреда) возмещение причиненного вреда.
   Назначением страхования здесь выступит защита интереса страхователя (застрахованного лица) от того убытка, который возник у страхователя в результате производства выплат по возмещению причиненного им вреда потерпевшему.
   Независимо от вида вреда и назначения выплат, которые произведет причинитель вреда в счет возмещения данного вреда, его убытки как страхователя будут носить характер реального ущерба. И именно этот ущерб при страховании ответственности за причиненный вред выступает материальным воплощением последствий страхового случая.
   Ожидаемые убытки - это те убытки, которые должны возникнуть у страхователя вследствие привлечения его к ответственности за причинение вреда.
   Назначением страхования здесь выступит защита материального положения страхователя от того риска его ухудшения, которое произойдет вследствие привлечения этого страхователя как причинителя вреда к гражданской ответственности за данное причинение вреда. Иначе говоря, страхование путем удовлетворения требований выгодоприобретателя, являющегося потерпевшим, и освобождения от этих требований самого причинителя вреда защищает его как страхователя от возможного ухудшения своего материального положения.
   В связи с этим убытки страхователя, возникшие или могущие возникнуть в связи с привлечением его к ответственности за причинение им вреда, можно классифицировать следующим образом:

      1) убытки, связанные с привлечением к ответственности за причинение вреда имуществу потерпевшего, которые включают:

         а) выплаты, связанные с возмещением реального ущерба, причиненного имуществу потерпевшего (возмещение стоимости полностью погибшего имущества или восстановление стоимости частично поврежденного имущества);
         б) выплаты, связанные с возмещением упущенной выгоды (т.е. восполнение тех доходов, которые получил бы потерпевший, если бы ему не был причинен имущественный вред).

      2) убытки, связанные с привлечением к ответственности за причинение вреда здоровью потерпевшего, которые включают:

         а) выплаты, связанные с возмещением утраченного потерпевшим заработка (дохода);
         б) выплаты, связанные с возмещением потерпевшему произведенных им дополнительных расходов, вызванных повреждением здоровья (расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств и т.п.).

      3) убытки, связанные с привлечением к ответственности в результате гибели потерпевшего, которые включают:

         а) выплаты лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, в размере той доли заработка (дохода) умершего, которую эти лица получали или имели право получать на свое содержание при жизни кормильца;
         б) выплаты, связанные с возмещением расходов на погребение.

      4) прочие убытки, которые обычно включают:

         а) выплаты, связанные с привлечением к ответственности за причинение морального вреда;
         б) судебные расходы страхователя, связанные с производством по делу в связи с привлечением его к ответственности за причинение вреда. В практике страхования данные расходы именуют претензионными расходами;
         в) расходы страхователя, произведенные им для уменьшения убытков, подлежащих возмещению страховщиком, если такие расходы были необходимы или были произведены для выполнения указания страховщика, даже если соответствующие меры оказались безуспешными. В страховой практике эти расходы страхователя обычно именуют дополнительными расходами.

   Конкретный перечень расходов страхователя, которые берутся на страхование, при добровольном страховании определяется договором страхования, при обязательном страховании - законом о данном виде страхования.
   Отметим, что в страховой практике редко берутся на страхование риски, связанные с ответственностью за причинение вреда потерпевшему в виде его упущенной выгоды, а также за причинение морального вреда.
   Следует также сказать, что на практике при страховании гражданской ответственности редко предусматривается выплата страхового возмещения потерпевшему в виде выплат долговременного (пожизненного) характера, призванных компенсировать вред, связанный с утратой потерпевшим (он же выгодоприобретатель) заработка или источника дохода. Но это не исключает и такой формы выплаты страхового возмещения, что имеет место, например, при обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств.
   Говоря о том, что объектом страхования ответственности выступает интерес страхователя, в то же время совершенно очевидно, что при данном страховании учитываются и интересы потерпевшего. И не случайно, что в соответствии с законодательством договор страхования ответственности заключается в его пользу и он в обязательном порядке выступает в качестве выгодоприобретателя. Как правильно, по нашему мнению, отмечает Ю.А. Сплетухов, "страхование ответственности выполняет двоякую функцию: с одной стороны, оно ограждает страхователя или иных застрахованных лиц от материальных потерь в случае необходимости возмещения причиненного им вреда третьим лицам, а с другой - обеспечивает потерпевшим получение причитающейся им компенсации".
   Тем не менее защита интересов потерпевших выступает социальным назначением данного вида страхования; конкретным объектом выступает интерес не потерпевшего, а страхователя (застрахованного лица).
   Что касается страхового случая, то здесь также имеются определенные сложности, обусловленные главным образом ошибочной трактовкой сущности данного страхования и его объекта.
   Начнем с того, что многие специалисты в области страхового дела полагают, что при данном страховании в качестве страхового случая выступает то деяние (действие или бездействие) страхователя, которое повлекло причинение вреда, т.е. сам факт причинения вреда потерпевшему. Так, В.В. Шахов пишет: "К страховым случаям, когда производится выплата страховщиком, относятся: смерть, увечье или иное повреждение здоровья (например, контузия) третьего лица. Кроме того, страховая выплата в рамках договора страхования гражданской ответственности... производится третьим лицам в связи с уничтожением или повреждением их имущества".
   С такой трактовкой страхового случая нельзя согласиться по следующим причинам.
   Во-первых, не всякое причинение вреда влечет привлечение к ответственности причинителя этого вреда. Вполне может случиться так, что вред действительно причинен, но ответственности за него причинитель вреда в силу тех или иных причин не несет. Иначе говоря, факт причинения вреда есть, но ответственности за него нет. В силу этого сам факт причинения вреда не может выступать в качестве страхового случая.
   Во-вторых, не всякое привлечение к ответственности за причинение вреда выражает собой страховой случай, где данная ответственность выступает в качестве застрахованной. При этом следует иметь в виду, что ответственность причинителя вреда возникает по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом для обязательств, возникающих вследствие причинения вреда, а обязательство страховщика по выплате страхового возмещения возникает в силу собственных оснований, которые предусмотрены договором страхования. Поэтому вполне возможно, что причинение вреда хотя и порождает ответственность причинителя вреда, но не порождает обязанности страховщика выплатить страховое возмещение.
   В-третьих, при данном страховании страхуется не риск причинения вреда (вообще-то такое страхование вполне может существовать и существует), а риск привлечения к ответственности за причинение вреда. Другими словами, страховым случаем выступает не деяние страхователя, связанное с причинением вреда другому лицу, а деяние потерпевшего, связанное с привлечением к установленной гражданской ответственности лица, причинившего ему вред.
   В результате следует, по нашему мнению, признать, что при данном страховании страховым случаем выступает факт признания страхователя лицом, ответственным за причинение вреда, и возложения на него обязанности произвести выплату определенной суммы денег другому лицу в порядке возмещения этого вреда, что повлекло или должно повлечь возникновение у этого страхователя (застрахованного лица) убытка. Как указывается в литературе, страховым случаем при данном виде страхования "является факт установления обязанности страхователя (застрахованного лица) возместить вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу других лиц (выгодоприобретателей) в результате осуществления страхователем деятельности, в отношении которой был заключен договор страхования".
   Факт причинения вреда и факт привлечения определенного лица к ответственности за причинение этого вреда лежат в плоскости деликтного правоотношения. Для страхового отношения, которое, заметим, является договорным, юридическим фактом, имеющим характер страхового случая, выступает факт возложения на страхователя обязанности произвести выплату лицу, выступающему в качестве потерпевшего в деликтном правоотношении, что приводит к возникновению убытков у данного страхователя.
   Поэтому при страховании, например, ответственности владельца транспортного средства страховым случаем выступает не сам факт дорожно-транспортного происшествия и возникшие в связи с этим убытки у потерпевшего, а наступление ответственности страхователя, являющегося владельцем транспортного средства, за причинение вреда и те убытки, которые у него возникли или должны возникнуть в результате привлечения к этой ответственности.
   Но возникает вопрос: что следует понимать под привлечением причинителя вреда к ответственности - заявление претензии потерпевшего к причинителю вреда о выплате соответствующей суммы и признание причинителем вреда данной претензии обоснованной; обращение потерпевшего в суд с аналогичным требованием и вынесенное судом решение по данному делу; обращение потерпевшего к страховщику с требованием о выплате страхового возмещения?
   Практика страхования использует различные основания признания лица в качестве причинителя вреда и определения размера его ответственности за причиненный вред, что порождает обязанность страховщика произвести выплату страхового возмещения. Иногда в качестве этого основания признается вступившее в законную силу решение суда, которое и выступает юридической формой страхового случая.
   Безусловно, такой способ обеспечивает наибольшую юридическую достоверность всех обстоятельств причинения вреда (самого его факта, вины причинителя вреда и вины самого потерпевшего, наличия причинной связи между деянием причинителя вреда и самим вредом, размера вреда и размера ответственности его причинителя, возникновения у страховщика обязанности произвести страховую выплату и т.д.).
   Отметим, что теория страхового дела избегает дачи каких-либо конкретных рекомендаций по данному вопросу. В частности, в литературе можно встретить следующее высказывание: "Ответственность может быть установлена судебными органами, но может быть добровольно признана причинителем ущерба. Конкретными правилами страхования страховым риском может признаваться только установленная судебными органами ответственность страхователя, однако чаще в качестве страхового случая рассматривается и ответственность страхователя, так как при наличии ущерба страховщик вправе самостоятельно выяснить обстоятельства наступления страхового случая, определить размер ответственности страхователя и принять решение о выплате страхового возмещения".
   Однако ГК РФ предусматривает право потерпевшего на непосредственное обращение к страховщику за выплатой страхового возмещения. Здесь в качестве страхового случая выступают по существу два взаимосвязанных факта:

1) обращение потерпевшего к страховщику с требованием о выплате страхового возмещения;
2) признание страховщиком страхователя лицом, ответственным за причинение вреда. В международной практике такой способ именуется определением страхового случая на основе заявленной претензии (claim made policies).

   Безусловно, само по себе предъявление к страховщику требования о выплате страхового возмещения еще не является основанием для автоматической выплаты этого возмещения. Страховщик имеет право провести собственное расследование обстоятельств причинения вреда и размеров следующей за этим ответственности и самостоятельно решить вопрос о выплате страхового возмещения. Если по результатам своего расследования страховщик придет к выводу, что, предположим, причинения вреда вообще нет либо страхователь признал свою ответственность без должных оснований, то данный страховщик может отказать в выплате страхового возмещения. В этом случае спор подлежит рассмотрению в судебном порядке с приглашением всех заинтересованных лиц (страховщика, страхователя, застрахованного лица, являющегося причинителем вреда, и потерпевшего, являющегося выгодоприобретателем по договору страхования).
   Разумеется, в договоре страхования должны быть прописаны все необходимые процедуры и сроки (сроки информирования страхователем страховщика о случившемся факте причинения вреда, сроки заявления страхователем или выгодоприобретателем требования к страховщику о выплате страхового возмещения, сроки расследования страховщиком обстоятельств факта причинения вреда и рассмотрения им требования о выплате страхового возмещения и т.п.).
   Надо сказать, что механизм, в соответствии с которым признание страхователя - причинителя вреда ответственным за причинение вреда производится самим страховщиком, конечно же, упрощает процедуру рассмотрения дела по сравнению с судебным порядком. Но это таит в себе и опасность необъективного разрешения дела, поскольку такое признание страховщика одновременно означает признание себя лицом, обязанным произвести страховую выплату.
   Отметим также, что в ситуации, когда страховщик, произведя самостоятельное расследование обстоятельств причинения вреда, согласен выплатить потерпевшему, выступающему в качестве выгодоприобретателя, страховое возмещение, но страхователь по тем или иным причинам возражает против этого, его слово является решающим и производить выплату страхового возмещения против воли страхователя страховщик не вправе. Объясняется это тем, что основанием выплаты страхового возмещения является привлечение страхователя к ответственности в качестве причинителя вреда. Факт признания лица ответственным за причинение вреда выступает для договора страхования в роли страхового случая. Если страхователь не считает себя причинителем вреда и не был привлечен в этом качестве к установленной ответственности, то производство страховщиком каких-либо выплат выгодоприобретателю будет означать выплату страхового возмещения при отсутствии страхового случая, что является искажением самой сущности данного страхования.
   Устанавливая право выгодоприобретателя - потерпевшего на самостоятельное истребование суммы страхового возмещения непосредственно от страховщика, российское страховое законодательство не регулирует ситуацию, при которой потерпевший, не желая иметь дело ни с какими страховщиками, воспользуется своим правом на возмещение вреда самим причинителем и взыщет искомую сумму непосредственно с него. Как в этой ситуации будет работать механизм страхования? Имеет ли право страхователь, возместивший ущерб, на получение суммы страхового возмещения?
   Возникает даже вопрос: имеет ли право потерпевший на обращение непосредственно к причинителю за возмещением ущерба в условиях, когда ответственность за это причинение им застрахована?
   Страховое законодательство не содержит прямого ответа на данный вопрос. Более того, создается впечатление, что законодатель, обходя эти вопросы стороной, разделяет теоретическую концепцию, согласно которой при страховании ответственности имеет место возложение на страховщика обязанности возместить вред или даже передача ответственности за причинение вреда от причинителя вреда к страховщику.
   Так или иначе, но существует точка зрения, что в условиях, когда ответственность причинителя вреда застрахована, потерпевший не имеет права требовать возмещения вреда непосредственно от его причинителя и при всех обстоятельствах должен иметь дело со страховщиком. В частности, Ю.Б. Фогельсон считает, что такое положение подтверждается ст. 1072 ГК, "из которой прямо следует, что потерпевший вправе требовать от причинителя вреда возмещения только той части вреда, которая превышает страховое возмещение. Следовательно, выплату страхового возмещения он должен требовать от страховщика".
   То, что потерпевший имеет право требовать от страховщика выплаты страхового возмещения, это совершенно очевидно. Однако это не лишает его возможности требовать возмещения вреда непосредственно от его причинителя. Страховую выплату может произвести только страховщик. При этом потерпевший будет выступать в качестве выгодоприобретателя.
   Причинитель вреда может произвести лишь выплату в порядке возмещения вреда, но не страховую выплату, которая является исключительной прерогативой страховщика и страховых отношений.
   Поэтому утверждение, что ст. 1072 ГК устанавливает право потерпевшего требовать от причинителя вреда возмещения "только той части вреда, которая превышает страховое возмещение", является прямым искажением данной статьи.
   Статья 1072 вовсе не ограничивает право потерпевшего на взыскание суммы возмещения вреда с его причинителя. Она говорит лишь об обязанности причинителя вреда возместить этот вред в той части, в которой он не был возмещен страховой выплатой. Если этой выплаты вообще не было в силу тех или иных причин, то причинитель вреда обязан возместить вред в полном объеме без всякой оглядки на возможность получения потерпевшим - выгодоприобретателем страхового возмещения от страховщика.
   Право потерпевшего на возмещение вреда за счет его причинителя определяется не ст. 1072, а ст. 1064 ГК, в соответствии с которой вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежат возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. И это право не отменяется тем, что ответственность причинителя вреда застрахована и потерпевший является выгодоприобретателем. У него, как уже отмечалось, лишь возникает право выбора: требовать возмещения вреда от его причинителя или требовать выплаты страхового возмещения от страховщика. Если страховое возмещение, полученное от страховщика, не возмещает вред в полном объеме, то оставшаяся часть вреда возмещается за счет его причинителя, чему и посвящена ст. 1072 ГК. Если же страховое возмещение вообще не было получено от страховщика, то эта статья не работает.
   Вполне может случиться, что потерпевший не захочет воспользоваться своим правом на получение страховой выплаты или не сможет реализовать данное право. Причем это может произойти по вполне правомерным причинам (например, в силу неисполнения тех или иных условий договора страхования, пропуска срока исковой давности и т.п.). Но при этом он вовсе не утрачивает право на возмещение вреда от его причинителя, чем вполне может воспользоваться. И при всех обстоятельствах никто и ничто не может обязать потерпевшего, прежде чем обратиться с требованием к причинителю вреда, сначала обратиться с требованием к страховщику либо отказать ему в требовании к причинителю вреда по той причине, что он не обратился за получением страховой выплаты от страховщика. Право потерпевшего на возмещение вреда от его причинителя носит абсолютный характер. Другое дело - воспользуется он этим правом или посчитает целесообразным получить страховую выплату. Право выбора за ним.
   Поэтому отказ причинителя вреда от его возмещения по тому мотиву, что его ответственность за причинение вреда застрахована и поэтому потерпевшему следует обратиться к страховщику за получением страховой выплаты, является неправомерным.
   В связи с этим возникает еще один вопрос: может ли страхователь понудить через суд страховщика выплатить страховое возмещение потерпевшему - выгодоприобретателю?
   Такого рода иски страхователей являются, как правило, их реакцией на требования потерпевших о возмещении вреда. Получив претензию от потерпевшего о возмещении вреда, страхователь обращается в суд с иском об исполнении договора страхования и выплате страхового возмещения потерпевшему с целью освободить себя от выплаты в порядке возмещения ущерба.
   На этот счет уже сложилась и определенная судебная практика: суды отказывают в таких исках, мотивируя свое решение тем, что если потерпевший, выступая в качестве третьего лица, в пользу которого заключен договор страхования, не воспользовался своим правом на получение страховой выплаты, то страхователь не вправе требовать от страховщика исполнения договора в пользу этого третьего лица. И такой подход представляется правильным. Взыскивать или не взыскивать со страховщика страховую выплату - это право данного третьего лица.
   Еще одним вариантом развития события может быть ситуация, когда потерпевший, не получив удовлетворения от причинителя вреда в добровольном порядке, предъявляет к нему иск о принудительном возмещении вреда. В этом случае причинитель вреда, выступая ответчиком, обычно привлекает в качестве соответчика или третьего лица страховщика и просит суд при удовлетворении иска взыскать его сумму с данного страховщика. Такое развитие событий предусмотрено при таком виде страхования ответственности, как обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" устанавливает, что "страхователь до удовлетворения требований потерпевших о возмещении причиненного им вреда должен предупредить об этом страховщика и действовать в соответствии с его указаниями, а в случае, если страхователю предъявлен иск, привлечь страховщика к участию в деле" (ст. 11). Применительно к этим ситуациям судебная практика не является устойчивой и в некоторых случаях суды, рассматривая иск потерпевшего к причинителю вреда, чья ответственность застрахована, удовлетворяют этот иск путем обязывания страховщика возместить данный ущерб путем производства соответствующей страховой выплаты. Практически это означает, что в обязательстве из причинения вреда происходит замена должника и вместо самого причинителя вреда в этом качестве начинает выступать страховщик.
   В принципе это ошибочный подход. Право потерпевшего на возмещение вреда непосредственно от его причинителя является, как уже отмечалось, абсолютным, и если он предъявил иск к причинителю вреда, то этот иск должен быть удовлетворен только за счет самого этого причинителя. Другое дело, что данный причинитель вреда, выступая в качестве страхователя, позднее может возместить свой убыток, вызванный возмещением вреда, путем предъявления соответствующего требования к своему страховщику. Но в то же время нельзя не признать, что подобная позиция судов объясняется тем обстоятельством, что страховое законодательство, совершая крупную ошибку, применительно к страхованию ответственности за причинение вреда говорит об обязанности страховщика не по выплате страхового возмещения, а о возмещении вреда. И именно это толкает суды на такие ошибки.
   Следует также иметь в виду, что предъявление требования потерпевшим к страховщику выражает собой наступление страхового случая - привлечение страхователя к ответственности за причинение вреда. Если потерпевший не предъявляет требования к страховщику о выплате страхового возмещения, не предъявляя требования о возмещении вреда и к самому причинителю вреда, то это означает, что страховой случай как таковой вообще не произошел. При этих обстоятельствах понуждение страхователем страховщика к выплате страхового возмещения потерпевшему - выгодоприобретателю в принципе носит неосновательный характер.
   Другое дело, когда потерпевший предъявляет требование о возмещении вреда непосредственно к его причинителю. Здесь страховой случай действительно имеет место - ответственность причинителя вреда, которая была застрахована, реально наступила. Но и в данной ситуации причинитель вреда (он же страхователь) не вправе понуждать страховщика к страховой выплате, поскольку, как уже было сказано, при конкуренции прав требований - искать возмещения вреда от его причинителя или искать от страховщика страховой выплаты, т.е. воспользоваться правом потерпевшего из обязательства из причинения вреда или правом выгодоприобретателя, - выбор остается за самим потерпевшим. И если он не хочет воспользоваться своими полномочиями, вытекающими из его статуса выгодоприобретателя, то никто (ни страхователь, ни страховщик, ни даже суд) не может определять выбор потерпевшего, так как навязывание этого выбора автоматически влечет лишение потерпевшего права, принадлежащего ему как субъекту из обязательства из причинения вреда.
   Но если вред был возмещен в соответствии с требованием потерпевшего самим причинителем вреда, то каким образом будет реализована страховая защита этого причинителя вреда, которую он оплатил?
   Совершенно очевидно, что отказ потерпевшего от своего права на получение страховой выплаты и возмещение вреда непосредственно за счет причинителя вреда не лишают последнего права на страховую защиту. Имел место факт реального привлечения страхователя к ответственности за причинение вреда, что знаменует собой страховой случай при страховании этой ответственности. Поэтому страховая защита должна быть осуществлена и при данных обстоятельствах.
   И реализовать эту защиту в данной ситуации можно лишь одним способом - путем перехода к страхователю права на непосредственное получение страховой выплаты, т.е. перехода к нему права выгодоприобретателя.
   Анализируя эту ситуацию, А.А. Иванов пишет, что "возможна ситуация, когда страхователь (застрахованное лицо) уже возместил убытки потерпевшего в полном объеме. Тогда страховщик обязан компенсировать расходы страхователя (застрахованного лица) в сумме выплаты, причитающейся по договору страхования".
   Основанием для перехода права требования выплаты страхового возмещения от выгодоприобретателя к страхователю служит п. 4 ст. 430 ГК, согласно которому в случае, если третье лицо (в данном случае - потерпевший) отказалось от права, предоставленного ему по договору (т.е. потерпевший не воспользовался правом на получение страховой выплаты), кредитор (т.е. страхователь) может воспользоваться этим правом.
   Отметим, что, по мнению некоторых юристов, эта передача должна быть оформлена переуступкой права требования потерпевшим - выгодоприобретателем причинителю вреда - страхователю. Мы полагаем, что в этом нет никакой необходимости. Свой отказ от правомочий выгодоприобретателя потерпевший выразил уже тем, что отказался от требований к страховщику и воспользовался своим правом требования к причинителю вреда. Но этот отказ не приводит к аннулированию ни самого страхового обязательства, ни самой страховой защиты, объектом которой, заметим, выступает интерес именно причинителя вреда. Поэтому сам по себе отказ выгодоприобретателя от своего права на получение страховой выплаты не влечет ни прекращения страхового отношения, существующего между страхователем (он же причинитель вреда) и страховщиком, ни прекращения страховой защиты, которую страховщик должен оказать своему страхователю.
   В этой ситуации переходу прав выгодоприобретателя от потерпевшего к самому причинителю вреда, являющегося страхователем, не препятствует то обстоятельство, что договор страхования должен быть заключен в пользу самого потерпевшего. Сама формула "договор страхования должен быть заключен в пользу потерпевшего" вовсе не влечет того, что получателем страховой выплаты должен быть только сам потерпевший и что если ее он не получит, то ее не получит никто.
   Конструкция договора страхования по модели "в пользу потерпевшего" установлена для того, чтобы обеспечить защиту его интересов как субъекта, пострадавшего в результате причинения ему вреда. Если этот вред был ему возмещен самим причинителем вреда, то пользы от договора страхования для него нет никакой и в этом договоре он просто не нуждается. Но нельзя забывать то, что объектом данного страхования выступает интерес не пострадавшего, а самого причинителя вреда, выступающего в качестве либо страхователя, либо застрахованного лица. В условиях, когда потерпевший, выступая в качестве выгодоприобретателя, обратится к страховщику за страховой выплатой, этот интерес будет реализован в уменьшении размера требования к страхователю (причинителю вреда) на сумму страхового возмещения, полученного потерпевшим от страховщика. Тем самым страхование оградит страхователя от того убытка, который он понес в случае, если бы возмещение вреда производил он сам. Если же вред будет возмещен самим причинителем вреда, в результате чего он понесет реальные убытки в виде суммы, истраченной на его возмещение, назначение страхования выразится в том, чтобы удовлетворить застрахованный интерес страхователя путем страховой выплаты, произведенной уже ему самому. В противном случае данное страхование вообще потеряло бы свой смысл как страхование ответственности причинителя вреда, которое призвано защитить интересы этого лица.
   Таким образом, при возмещении вреда потерпевшему непосредственно самим причинителем этого вреда страховым случаем при данном виде страхования выступит даже не сам факт привлечения страхователя к ответственности за причинение вреда, что выразится в получении от потерпевшего требования о его возмещении, а факт реального убытка, возникшего у страхователя в результате произведенного возмещения вреда. При возмещении этого вреда путем денежной компенсации убыток страхователя выразится в той сумме, которую он выплатит потерпевшему. При возмещении вреда в натуральной форме убыток страхователя выразится в сумме тех затрат, которые он понесет, возмещая данный убыток (включая стоимость того имущества, которое будет им передано потерпевшему в порядке возмещения вреда).
   Продолжая рассмотрение ситуации, когда вред потерпевшему был возмещен его причинителем, отметим, что само возмещение вреда его причинителем (страхователем) может произойти двумя способами: добровольно (на основе соглашения между причинителем вреда и потерпевшим) и принудительно (на основе решения суда).
   При добровольном возмещении вреда страховщик вправе выдвигать против требования страхователя о выплате ему страхового возмещения те же возражения, которые он имел к выгодоприобретателю. Иначе говоря, если страховщик придет к выводу, что страхователь необоснованно произвел возмещение вреда (например, при обстоятельствах, когда он не должен был быть привлечен к ответственности за причинение вреда), то страховщик вправе отказать страхователю в выплате страхового возмещения.
   При принудительном возмещении вреда обязанность страховщика по производству страховой выплаты страхователю носит обусловленный характер (разумеется, если к отказу в страховой выплате нет особых оснований, предусмотренных самим договором страхования). В противном случае отказ страховщика в страховой выплате означал бы ревизию страховщиком решения суда.
   Независимо от способа возмещения вреда (добровольного или принудительного) выплата причинителя вреда, произведенная в порядке его возмещения, должна предшествовать обращению к страховщику за получением страховой выплаты, т.е. убыток страхователя, возникший в результате привлечения его к ответственности за причинение вреда, должен носить реальный характер.
   Еще раз обратим внимание на то, что действующее страховое законодательство не содержит описание ситуации, когда причинитель вреда непосредственно сам возмещает вред, будучи привлеченным потерпевшим к ответственности за его причинение, что следует рассматривать как недостаток этого законодательства.
   Обратим внимание еще на ряд ситуаций, которые могут возникнуть при решении вопроса о соотношении прав потерпевшего и самого страхователя на получение страховой выплаты.
   Если потерпевший, выступая в качестве выгодоприобретателя, не востребовал страхового возмещения от страховщика и одновременно не предъявил к причинителю вреда требования о возмещении причиненного ущерба, то и страхователь не может иметь каких-либо требований к страховщику, так как страхового случая (привлечение страхователя к ответственности) не произошло.
   Если потерпевший, являющийся выгодоприобретателем, получил возмещение вреда непосредственно от его причинителя, то этот выгодоприобретатель лишается права на получение страховой выплаты от страховщика. Если потерпевший получил от причинителя вреда лишь частичное возмещение этого вреда, то он вправе получить от страховщика страховое возмещение, соответствующее невозмещенной части вреда.    Если потерпевший, являющийся выгодоприобретателем, получил страховое возмещение от страховщика, то его право требования к причинителю вреда считается удовлетворенным. Однако если страховое возмещение лишь частично покрыло причиненный вред, то потерпевший вправе требовать от причинителя вреда его возмещения в части, не покрытой страховым возмещением, полученным от страховщика. Иначе говоря, нельзя одновременно получить и возмещение вреда от его причинителя, и страховое возмещение от страховщика. В этом случае фактически будет иметь место получение выплат, связанных с причиненным вредом, сразу из двух источников (и от причинителя вреда, и от страховщика). Это привело бы к неосновательному обогащению потерпевшего.
   Определение страховой суммы при данном виде страхования имеет свои особенности. Дело в том, при страховании риска ответственности невозможно заранее предугадать, каков будет размер вреда, причиненного потерпевшему, и какова будет сумма, которую причинитель вреда должен возместить потерпевшему. Соответственно, невозможно заранее определить и ту сумму убытков, которые понесет страхователь, будучи привлеченным к гражданской ответственности за причинение этого вреда. Поэтому страховая сумма может выразить стоимость застрахованного объекта страхования, как правило, лишь относительно.
   Эта сумма может быть установлена следующим образом:

      1) в твердоозначенном (фиксированном) размере;
      2) в размере той суммы, которую причинитель вреда (он же страхователь) фактически выплатит потерпевшему;
      3) в размере той суммы, которую предъявит потерпевший к причинителю вреда и которая будет им признана. В двух последних случаях страховая сумма в договоре страхования носит по существу отсылочный характер. На практике такое страхование называют страхованием с неограниченной ответственностью. Кроме того, в практике страхования гражданской ответственности для обозначения вреда, причиненного третьим лицам, обычно пользуются понятием "лимит ответственности", совпадающим по своему значению с понятием "страховая сумма" в смысле предела размера страховой выплаты, которую должен произвести страховщик выгодоприобретателю.

   По вопросом дополнительной информации Вы можете связаться с нами ЗДЕСЬ

 

 
     
 
Рейтинг1 Эксперт1
Рейтинг2 Эксперт2
Рейтинг3 Эксперт3
Рейтинг4 Эксперт4
Рейтинг5 Эксперт5
Рейтинг6 Эксперт6
Рейтинг8 Эксперт8
Рейтинг9 Эксперт9
Рейтинг10 Эксперт10
Рейтинг11 Эксперт11
Рейтинг12 Эксперт12
Рейтинг13 Эксперт13
Рейтинг14 Эксперт14
Рейтинг15 Эксперт15
Рейтинг16 Эксперт16
Рейтинг17 Эксперт17
   
 
TrueInsurance.ru О проекте Страховые компании Калькуляторы Форум Каталог автомобилей Контакты Студия KreKKer
 
Яндекс.Метрика